Как наказывали детей в школах в старину

Самая важная информация и ответы на вопросы в статье: "Как наказывали детей в школах в старину". Актуальность данных для 2020 года вы можете уточнить у дежурного консультанта.

Как наказывали детей на Руси: Розги, горох, ложкой по лбу и другие методы, за которые сегодня лишили бы родительских прав

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Ложкой по лбу получи, если правил не учил

Сегодня вряд ли кому-то из родителей придёт в голову ударить ребенка ложкой по голове. Это кажется странным и не слишком приличным. А раньше, когда во время еды на стол ставили чугунок, и вся семья черпала из него еду по старшинству, такой метод наказания считался обычным. Если ребёнок решил опередить отца или деда и зачерпнул первым, значит, он неуважительно относится к старшим, не знает правил поведения. За это нарушитель (кстати, это мог быть не обязательно ребёнок, а любой, кто младше старшего в семье) получал удар деревянной ложкой по лбу.

И не только за это. Следили за аккуратностью — накапал на чистый стол, забыв подстраховаться кусочком хлеба — получи по лбу. Громко чавкаешь и торопишься, болтаешь во время еды — снова ложкой! В общем, если хотелось сохранить свое лицо в целости и сохранности, без шишек и синяков, следовало есть аккуратно, не нарушать правила, вести себя скромно.

Розги на обложке букваря 1637 года

Еще одним видом наказания были розги. Это связка прутьев, вымоченных в холодной воде. Иногда для «пущего эффекта» розги вымачивали в соленом растворе. Высечь розгами могли ребенка любого сословия и за любую любой провинность. Это делали и родители, и школьные учителя. Порка розгами считалось полезной для растущего организма. В некоторых семьях проводили так называемые субботние порки, причём не за какие-то провинности, а так, для профилактики. Жаловаться на побои ребенку было нельзя. Более того, про отца, который не сечет детей, соседи говорили, что он не воспитывает своих отпрысков.

Розги были так популярны, что даже в 1637 году были изображены на обложке букваря, напечатанного Василием Бурцевым. На картинке учитель избивает ученика розгами, а остальные прилежно занимаются. Многие читали «Детство» Максима Горького и ужасались эпизоду экзекуции Алёши, когда суровый дед высек мальчика до потери сознания. В «Очерках бурсы» Николая Помяловского много места уделено физическим наказаниям, в том числе и розгам, читать это без содрогания просто невозможно.

В школах телесные наказания отменили только в начале 19 века. Что касается семей, некоторые родители и сегодня физически наказывают детей. Правда, используются не розги, а чаще всего обычный ремень.

Сложно сказать, что сильнее ранило ребенка — розги или моральное унижение. А ведь и последний метод применялся достаточно активно. Например, если ученик шалил на уроке или плохо выполнял домашние задания, его могли нарядить в дурацкий костюм или повесить на шею табличку с издевательской надписью. Так он должен был ходить некоторое время, выслушивая насмешки других учеников.

Даже царственные особы подвергались наказаниям. Например, у великого князя Николая Павловича был воспитатель Матвей Иванович Ламздорф. Кажется, в такой среде можно было бы выбрать любые педагогические методы. Но нет — Ламздорф бил мальчика оружейным шомполом и колотил головой об стену. Воистину царское воспитание.

Единственным учебным заведением, где физические наказания были под официальным запретом, был Царскосельский лицей. Шалунов и нарушителей запирали в комнатах. Еще один вариант наказания — это усаживание в самый конец стола во время еды. В сравнении с розгами или шомполом это кажется просто смешным.

На горох, или о том, как в старину не задумывались о здоровье коленных суставов

Поставить ребенка коленями на горох — это наказание было очень распространено на Руси. Получали его по самым разным причинам: ребёнок не слушался или не сделал то, что ему поручили по дому, грубо ответил, просто шалил. Кажется, что тут такого — постоять на горохе, однако сушеные зёрна так сильно впивались в колени, что за несколько часов доводили ребёнка до состояния полного изнеможения.

За неумение прилично себя вести ребенка могли посадить на хлеб и воду на несколько дней. Например, за громкий смех или разговор, недовольное выражение лица, комментирование слов старшего.

Семь лет уже есть — пожалуйте в колонию

Сегодня это покажется невероятным, но в конце 18 века можно было привлечь к уголовной ответственности ребёнка, если ему исполнилось 7 лет. Это было прописано в Уложении о наказаниях. Если родители отчаивались перевоспитать свое чадо, считали его настолько непослушным, что справиться с ним просто невозможно, они могли отправить его в специальный смирительный дом на несколько месяцев (до полугода). Родители сами определяли длительность наказания и проступки, за которые ребёнок уезжал в казенное учреждение. В качестве причины чаще всего указывалось «неповиновение взрослым», «очевидные пороки», «разврат». Что под этим имелось в виду, сегодня сказать сложно.

Строптив – получи пощечину и голодай

Ограничение в еде относилось к очень популярному наказанию. Чаще всего лишали сладкого, а иногда могли вообще перестать кормить. Особенно доставалось тем, кто шалил во время церковной службы. Им прописывались земные поклоны в огромном количестве и строжайший пост в течение 12 дней.

Наказание в виде пощечин использовалось для «выбивания дури» из детей. Строптивых и капризных воспитывали, хлеща по щекам и не считая это чем-то неправильным или непедагогичным. Да, детей держали в строгости. За какую-то несущественную жалобу типа «мне жарко в этой одежде» ребёнка могли наказать, прописав двадцать пять земных поклонов. И не просто поклониться, это означало очень медленное опускание на колени, а затем такой же медленный подъем. Символика этого наказания — падение, грех, и получение прощения от Господа.

Да, сегодняшнее ворчание родителей и угрозы отобрать мобильный телефон кажутся просто детским лепетом в сравнении с теми методами, которые применялись в старой Руси.

Изощренные наказания были не только для детей, но и для женщин. Били их почти за то же самое, а защититься они могли только так.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Розги и горох: как наказывали детей раньше

У наших предков не было проблемы с тем, как угомонить непослушных детей. За каждый проступок полагалось то или иное наказание. Даже за вполне безобидное по сегодняшним меркам поведение стоило ожидать хорошей взбучки.

Читайте так же:  Поиск по уголовным делам по номеру дела

Не найти было в старину ребенка, который не постоял бы на горохе. Это наказание было одним из самых распространенных, а получить его можно было, например, за проявление злобы по отношению к родне, невыполнение обязанностей по дому, непослушание.

Несмотря на кажущуюся незатейливость карательной меры, она была очень болезненной и символичной. Многочасовое стояние должно было подтвердить готовность к смирению, а боль от впивающихся в колени твердых зернышек заставляла прочувствовать неправильность собственного поступка особенно глубоко.

К розгам дети были привыкшие, ведь порку можно было получить не только за проступок, но и для профилактики. Считалось, что это наказание «ум вострит» и оборачивается для ребенка исключительной пользой. И даже если в течение недели он был шелковым и не совершил ни одной промашки, в субботу приходилось спускать портки. Именно этот день был рекомендован для регулярной порки в «Домострое». В нем черным по белому написано: «страхом спасать (детей), наказывая и поучая, и когда и побить… сокрушая ребра, бить железом».

И не дай бог ребенку пожаловаться на суровость родителя или учителей. В Уложении XVII века имелись на этот счет четкие указания – взрослым рекомендовалось за это «бить детей нещадно». На отцов, которые не поднимали на детей руку, соседи смотрели косо. Совсем человек воспитанием отпрыска не занимается!

Розги даже удостоились чести попасть на обложку первого Букваря, отпечатанного в 1637 году Василием Бурцевым. На форзаце учитель нещадно хлещет одного из воспитанников, пока другие усердно разбирают аз-буки-веди.

Насколько «искусно» родители владели розгами легко вспомнить по эпизоду порки Алеши в «Детстве» Горького, когда дед засек мальчика так, что тот потерял сознание, а потом несколько дней «хворал».

Отменены телесные наказания в школах были только в начале XIX века, в семьях же на смену розгам пришел ремень, познакомиться с которым и сегодня приходится многим детям.

Моральное унижение

Многие из учащихся в старину предпочли бы розги, лишь бы не терпеть насмешки от одноклассников. За невыполненный урок или плохое поведение проказника или лентяя наряжали в костюм, который отличался по цвету от школьной формы, или вешали на грудь табличку с унизительной надписью.

Царскосельский лицей был единственным учебным заведением, где телесные наказания были официально запрещены уставом. Вместо этого провинившихся запирали в собственной комнате для осознания вины или сажали последним во время общей трапезы для всеобщего порицания.

Воспитатель Павла I Федор Бахтеев издавал собственную газету, в которой рассказывал всем обитателям дворца обо всех проступках царевича, даже самых незначительных. Тем более удивительно, что для своего сына Павел пригласил Матвея Ламздорфа, который среди всех педагогических приемов выбирал битье оружейным шомполом или удары головой об стену.

Ложкой по лбу

Получить деревянной ложкой по лбу от главы семейства любой находящийся за столом мог за нарушение правил поведения за столом. Из стоявшего в центре стола чугунка все черпали согласно старшинству и положению в семье: сначала пробу снимал отец (или дед), а затем остальные. Полез ложкой вперед батьки – проявил неуважение к кормильцу.

Отправлять в рот кашу или похлебку следовало аккуратно, вдумчиво и неспешно. Не подставил под ложку хлеб и капнул на стол? Подставляй лоб! Задал кому-то невинный вопрос! Опять готовься к удару! Семьи были большими, поэтому некоторым отцам приходилось частенько доставать новый столовый прибор.

Детская колония

Еще в конце XVIII века законы разрешали родителям отправлять непослушных детей в специальные смирительные дома на срок до 6 месяцев. Взрослые сами определяли, в течение какого срока ребенка будут «исправлять», а также за какой именно проступок его туда отправить. Самыми частым поводами становились: «упорное неповиновение», «развратная жизнь» и «другие очевидные пороки» (как ребенок проявлял разврат, и что это за «очевидные пороки» не уточнялось).

Действовало единственное ограничение – превратить в уголовника можно было только ребенка, которому исполнилось 7 лет. В Уложении о наказаниях 1845 года именно с такого возраста наступала уголовная ответственность.

Три дня сухомятки

Умение контролировать собственные эмоции – ценнейшее качество, которое обязан был взращивать в себе с малолетства каждый. Конечно, взрослые не запрещали детям веселиться и играть. Сделал дела, бегай с колесом по двору хоть до посинения. Требовалась малость – уметь вовремя остановиться. Например, смейся, но не так, чтоб из глаз слезы брызгали. Прослезился? Три дня на воде и хлебе.

Коленопреклонение

«Что-то сегодня слишком жарко», или «Как же этот дождик надоел», – за подобные фразы ребенок мог поплатиться независимо от возраста. К ежедневной молитве добавлялись 25 земных поклонов. А это совсем не то же самое, что преклонить голову или сделать малый поясной поклон. Медленно опуститься на колени, а затем неспешно встать, – и так 25 раз.

Наказание символизировало падение человека во грехе (опускание на колени) и его прощение Господом (подъем с колен). Оно не только позволяло прочувствовать вину, но и избавляло от лени. Родители строго следили, чтобы епитимья не превращалась в некий комплекс гимнастических упражнений, выполняемый наскоро и бездумно.

Лишение сладкого

Собственно, лишали не только сладкого. Быть готовым выдержать 12-дневный строжайший пост с сотней (!) ежедневных земных поклонов следовало тому, кто во время церковной службы позволил себе хотя бы перешептывание с соседом. Для молодых суставов, может, и не слишком суровое испытание, но на голодный желудок, думается, не слишком простое для выполнения.

Ограничения в еде были и самым популярным видом наказания в императорских семьях. Так, детей Александра II могли лишить сладкого или поставить в угол за съеденный до обеда пирожок или вопросы по поводу меню.

Взрослые не терпели от детей возражений и выбирали для «выбивания дури» за прекословие, пожалуй, самый унизительный способ наказания – пощечину. Хлестали по щекам чаще девочек. Одним для запоминания «урока» хватало раза, другие ходили с горящими щеками каждую неделю. Именно так, к слову, воспитывала мать Наталью Гончарову – будущую жену Пушкина.

Современные опросы подтверждают, что желание наказать ребенка «кнутом» регулярно возникает у каждого третьего родителя, хотя самыми популярными воспитательными мерами сегодня, к счастью, считаются легкий подзатыльник и отлучение от смартфона.

Почему детей на Руси били именно по «мягкому месту»

С древних времен на Руси было принято строго наказывать детей, считалось – если родитель любит дитя, то должен содержать его в строгости. Об этом говоря пословицы и поговорки: «Вольно тому шалить, кто смолоду не бит», «И резвому коню кнут нужен», «За добро — спасибо, а за грех — поплатись», «Поменьше корми, побольше пори – человеком вырастет».

Не хвали – лучше выпори?

Похвала для ребенка считалась опасной. В языческой Руси ей придавали большое значение. Люди верили, что злые духи или колдуны услышат, какой ребенок хороший и сглазят его. Или того хуже – украдут. Вот и говорили: хвала в очи – хуже порчи.

Читайте так же:  Наговаривают на человека как называется

С крещением Руси положение не изменилось, просто теперь стали ссылаться на Ветхий Завет. В нем было точно указано, что юношей следует пороть розгами: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот наказывает. ». В «Изборнике» 1076 года было указано, что дитё следует «укрощать» с младенчества и ломать ему волю, чтобы рос в послушании. А «Домострой» времен Ивана Грозного это поддерживал и призывал «не жалеть младенцев, бия».

Почему именно «по мягкому месту»?

Да потому, что бить по ягодицам – наименее травматично, довольно болезненно и весьма унизительно, ведь для порки нужно публично раздеться. Таким образом полностью исключается возможность покалечить ребенка, а при домашнем наказании следы побоев легко скрываются.

Взрослых, в отличие от детей, пороли по спине. Порка по ягодицам взрослого мужчины считалась совсем постыдным наказанием.

Пороли школьников, кадетов и даже священников

Следует сказать, что в России вплоть до XIX века в школах, в гимназиях и в семинариях учеников пороли. О крайне жестоких наказаниях в «очерках бурсы» красочно писал бывший семинарист Николай Герасимович Помяловский, которого самого «выдрали» не менее четырехсот раз! Он вспоминал, что наказание и жестокие нравы вытравили из него веру в Бога и всякое желание быть священником.

Пороли даже будущих офицеров – воспитанников кадетских корпусов. Александр Сергеевич Пушкин указывал, что это воспитывает из кадетов «палачей, а не начальников».

По данным профессора Николая Ивановича Пирогова в Киеве с 1857 по 1859 год были наказаны розгами до трети всех учеников, а в гимназии Житомира выпороли половину учеников.

Да что там говорить о детях, когда в России вплоть до конца XVIII века побить батогами могли высоких чиновников и духовенство. Лишь в 1785 году вышла жалованная грамота, в которой благородные люди освобождались от наказаний, а через 11 лет перестали пороть купцов и священников.

Антрополог Игорь Семенович Кон в статье «Телесные наказания детей в России» писал, что только в 1863 году были отменены экзекуции взрослых – запретили наказывать шпицрутенами, кошками, плетями, клеймением. От экзекуции были освобождены женщины, священники, учителя, крестьяне, занимающиеся самоуправлением.

Но розги сохранили – ими пороли крестьян, каторжников, солдат и матросов в арестантских ротах.

Детей пороть стали реже, а в 1864 году пороть запретили вообще. Однако, вплоть до 20-х годов XX столетия в деревнях и селах школьников продолжали пороть розгами самым унизительным способом – по «мягкому месту».

Сохранялись домашние наказания. Врач и этнограф Дмитрий Николаевич Жбанков в 1908 году в Москве опросил 324 студентки. Оказалось, что 75 из них были родителями высечены розгами, а 85 наказаны другими способами, в том числе их стегали вожжами.

Только в советской школе физических наказаний не было совсем. Однако, до сих пор 80% российских родителей шлепают и даже бьют ремнем своих чад по старой дедовской традиции – «по мягкому месту».

Как наказывали детей на Руси

У наших предков не было проблемы с тем, как угомонить непослушных детей. За каждый проступок полагалось то или иное наказание. Даже за вполне безобидное по сегодняшним меркам поведение стоило ожидать хорошей взбучки.

Не найти было в старину ребенка, который не постоял бы на горохе. Это наказание было одним из самых распространенных, а получить его можно было, например, за проявление злобы по отношению к родне, невыполнение обязанностей по дому, непослушание.

Несмотря на кажущуюся незатейливость карательной меры, она была очень болезненной и символичной. Многочасовое стояние должно было подтвердить готовность к смирению, а боль от впивающихся в колени твердых зернышек заставляла прочувствовать неправильность собственного поступка особенно глубоко.

К розгам дети были привыкшие, ведь порку можно было получить не только за проступок, но и для профилактики. Считалось, что это наказание «ум вострит» и оборачивается для ребенка исключительной пользой. И даже если в течение недели он был шелковым и не совершил ни одной промашки, в субботу приходилось спускать портки. Именно этот день был рекомендован для регулярной порки в «Домострое». В нем черным по белому написано: «страхом спасать (детей), наказывая и поучая, и когда и побить… сокрушая ребра, бить железом».

И не дай бог ребенку пожаловаться на суровость родителя или учителей. В Уложении XVII века имелись на этот счет четкие указания – взрослым рекомендовалось за это «бить детей нещадно». На отцов, которые не поднимали на детей руку, соседи смотрели косо. Совсем человек воспитанием отпрыска не занимается!

Розги даже удостоились чести попасть на обложку первого Букваря, отпечатанного в 1637 году Василием Бурцевым. На форзаце учитель нещадно хлещет одного из воспитанников, пока другие усердно разбирают аз-буки-веди.

Насколько «искусно» родители владели розгами легко вспомнить по эпизоду порки Алеши в «Детстве» Горького, когда дед засек мальчика так, что тот потерял сознание, а потом несколько дней «хворал».

Отменены телесные наказания в школах были только в начале XIX века, в семьях же на смену розгам пришел ремень, познакомиться с которым и сегодня приходится многим детям.

Моральное унижение

Многие из учащихся в старину предпочли бы розги, лишь бы не терпеть насмешки от одноклассников. За невыполненный урок или плохое поведение проказника или лентяя наряжали в костюм, который отличался по цвету от школьной формы, или вешали на грудь табличку с унизительной надписью.

Царскосельский лицей был единственным учебным заведением, где телесные наказания были официально запрещены уставом. Вместо этого провинившихся запирали в собственной комнате для осознания вины или сажали последним во время общей трапезы для всеобщего порицания.

Воспитатель Павла I Федор Бахтеев издавал собственную газету, в которой рассказывал всем обитателям дворца обо всех проступках царевича, даже самых незначительных. Тем более удивительно, что для своего сына Павел пригласил Матвея Ламздорфа, который среди всех педагогических приемов выбирал битье оружейным шомполом или удары головой об стену.

Ложкой по лбу

Получить деревянной ложкой по лбу от главы семейства любой находящийся за столом мог за нарушение правил поведения за столом. Из стоявшего в центре стола чугунка все черпали согласно старшинству и положению в семье: сначала пробу снимал отец (или дед), а затем остальные. Полез ложкой вперед батьки – проявил неуважение к кормильцу.

Отправлять в рот кашу или похлебку следовало аккуратно, вдумчиво и неспешно. Не подставил под ложку хлеб и капнул на стол? Подставляй лоб! Задал кому-то невинный вопрос! Опять готовься к удару! Семьи были большими, поэтому некоторым отцам приходилось частенько доставать новый столовый прибор.

Читайте так же:  Найдено удостоверение личности кокшетау

Детская колония

Еще в конце XVIII века законы разрешали родителям отправлять непослушных детей в специальные смирительные дома на срок до 6 месяцев. Взрослые сами определяли, в течение какого срока ребенка будут «исправлять», а также за какой именно проступок его туда отправить. Самыми частым поводами становились: «упорное неповиновение», «развратная жизнь» и «другие очевидные пороки» (как ребенок проявлял разврат, и что это за «очевидные пороки» не уточнялось).

Действовало единственное ограничение – превратить в уголовника можно было только ребенка, которому исполнилось 7 лет. В Уложении о наказаниях 1845 года именно с такого возраста наступала уголовная ответственность.

Три дня сухомятки

Умение контролировать собственные эмоции – ценнейшее качество, которое обязан был взращивать в себе с малолетства каждый. Конечно, взрослые не запрещали детям веселиться и играть. Сделал дела, бегай с колесом по двору хоть до посинения. Требовалась малость – уметь вовремя остановиться. Например, смейся, но не так, чтоб из глаз слезы брызгали. Прослезился? Три дня на воде и хлебе.

Коленопреклонение

«Что-то сегодня слишком жарко», или «Как же этот дождик надоел», – за подобные фразы ребенок мог поплатиться независимо от возраста. К ежедневной молитве добавлялись 25 земных поклонов. А это совсем не то же самое, что преклонить голову или сделать малый поясной поклон. Медленно опуститься на колени, а затем неспешно встать, – и так 25 раз.

Видео (кликните для воспроизведения).

Наказание символизировало падение человека во грехе (опускание на колени) и его прощение Господом (подъем с колен). Оно не только позволяло прочувствовать вину, но и избавляло от лени. Родители строго следили, чтобы епитимья не превращалась в некий комплекс гимнастических упражнений, выполняемый наскоро и бездумно.

Лишение сладкого

Собственно, лишали не только сладкого. Быть готовым выдержать 12-дневный строжайший пост с сотней (!) ежедневных земных поклонов следовало тому, кто во время церковной службы позволил себе хотя бы перешептывание с соседом. Для молодых суставов, может, и не слишком суровое испытание, но на голодный желудок, думается, не слишком простое для выполнения.

Ограничения в еде были и самым популярным видом наказания в императорских семьях. Так, детей Александра II могли лишить сладкого или поставить в угол за съеденный до обеда пирожок или вопросы по поводу меню.

Взрослые не терпели от детей возражений и выбирали для «выбивания дури» за прекословие, пожалуй, самый унизительный способ наказания – пощечину. Хлестали по щекам чаще девочек. Одним для запоминания «урока» хватало раза, другие ходили с горящими щеками каждую неделю. Именно так, к слову, воспитывала мать Наталью Гончарову – будущую жену Пушкина.

Современные опросы подтверждают, что желание наказать ребенка «кнутом» регулярно возникает у каждого третьего родителя, хотя самыми популярными воспитательными мерами сегодня, к счастью, считаются легкий подзатыльник и отлучение от смартфона.

«Розги — ветви с древа знаний»: Как наказывали в детстве великих мира сего и детей простолюдинов

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Один из известных общественных деятелей России говорил: « Вся жизнь народа проходила под вечным страхом истязания: пороли родители дома, порол учитель в школе, порол помещик на конюшне, пороли хозяева ремесел, пороли офицеры, становые, волостные судьи, казаки».

Розги, будучи средствами воспитания в учебных заведениях, находились замоченными в кадке, установленной в конце класса и всегда были готовы к применению. За различные детские шалости и провинность было четко предусмотрено определенное количество ударов розгами.

Английская «методика» воспитания розгами

Народная английская пословица гласит: «Пожалеешь палку – испортишь дитя». Палок на детей в Англии действительно никогда не жалели. Чтобы оправдать применение телесных наказаний в отношении детей, англичане часто ссылались на Библию, в особенности на притчи Соломона.

Относительно же знаменитых итонских розг ХIХ века, то они вселяли жуткий страх в сердца учеников. Это была метелка из пучка толстых прутьев, прикрепленных к ручке длиною в метр. Заготовку таких розг проводил директорский слуга, каждое утро приносивший в школу целую охапку. Деревьев на это изводилось огромное множество, но как считалось игра — стоила свеч.

За простые провинности, ученику регламентировалось 6 ударов, за серьезные проступки их число увеличивалось. Секли иногда до крови, а следы от ударов не сходили неделями.

Провинившихся же девочек в английских школах ХIХ века секли гораздо реже, чем мальчиков. В основном их били по рукам или плечам, лишь в очень редких случаях с воспитанниц снимали панталоны. В исправительных же школах для «трудных» девочек с большим усердием применяли розги, трость и ремень-тоуз.

И что примечательно: телесные наказания в государственных школах Британии были категорически запрещены Европейским судом в Страсбурге, вы не поверите, лишь в 1987 году. Частные же школы еще 6 лет после этого прибегали к телесным наказаниям учеников.

Традиция суровых наказаний детей на Руси

Много веков в России массово практиковались телесные наказания. Причем если в рабоче-крестьянских семьях родители могли запросто накинуться на ребенка с кулаками, то детишек из среднего класса чинно секли розгами. В качестве средств воспитания также применялись трости, щетки, тапки и все на что была способна родительская изобретательность. Частенько в обязанности нянек и гувернанток входило сечь своих воспитанников. В некоторых же семьях папаши «воспитывали» своих детишек сами.

Наказание детей розгами в учебных учреждениях практиковалось повсеместно. Били не только за провинности, но и просто в «профилактических целях». А учащихся элитных учебных заведений били еще посильнее и почаще, нежели тех, кто посещал школу в родной деревне.

И что совсем шокирует, так это то, что родители за свое изуверство подвергались наказанию лишь в тех случаях, если случайно убивали своих детей в процессе «воспитания». За это преступление они приговаривались к году тюрьмы и церковному покаянию. И это при том, что за любое другое убийство без смягчающих обстоятельств полагалась в то время смертная казнь. Из всего этого следовало, что мягкое наказание родителям за их преступление способствовало развитию детоубийства.

«За одного битого — семь небитых дают»

Высшая аристократическая знать совсем не гнушалась чинить рукоприкладство и пороть своих детей розгами. Это было нормой поведения в отношении отпрысков даже в царских семьях.

Так к примеру, будущего императора Николая I, также как и его малолетних братьев, их наставник генерал Ламсдорф порол нещадно. Розгами, линейками, ружейными шомполами. Иногда в ярости он мог схватить великого князя за грудь и стукнуть об стену так, что тот лишался чувств. И что было ужасным, что это не только не скрывалось, но и записывалось им в ежедневный журнал.

Читайте так же:  Как убрать зимнее удорожание в смете ру

Иван Тургенев вспоминал о жестокости матери, поровшей его до самого совершеннолетия, сетуя на то, что часто он и сам не знал, за что бывал наказан: «Драли меня за всякие пустяки, чуть не каждый день. Раз одна приживалка донесла на меня моей матери. Мать без всякого суда и расправы тотчас же начала меня сечь, — и секла собственными руками, и на все мои мольбы сказать, за что меня так наказывают, приговаривала: сам знаешь, сам должен знать, сам догадайся, сам догадайся, за что я секу тебя!»

Телесным наказаниям подвергались в детстве Афанасий Фет и Николай Некрасов.

О том как был бит до потери сознания маленький Алеша Пешков, будущий пролетарский писатель Горький, известно из его повести «Детство». А судьба Феди Тетерникова, ставшего поэтом и прозаиком Федором Сологубом, полна трагизма, так как в детстве был нещадно бит и «прикипел» к битью так, что физическая боль стала для него лекарством от боли душевной.

Жена Пушкина — Наталья Гончарова, никогда не интересовавшаяся стихами мужа, была строгой матерью. Воспитывая в дочерях чрезвычайную скромность и повиновение, за малейшую провиность безжалостно хлестала их по щекам. Сама же будучи обворожительно красивой и выросшая на детских страхах, так и не смогла блистать в свете.

Опережая время, еще при своем правлении Екатерина II в своем труде «Наставление к воспитанию внуков», призывала отказаться от насилия. Но лишь во второй четверти XIX столетия взгляды на воспитание детей стали серьезно меняться. И в 1864 году при правлении Александра II появился «Указ об изъятии от телесных наказаний учащихся средних учебных заведений». Но в те времена пороть учеников считалось настолько естественным, что подобный указ императора многими воспринялся как слишком либеральный.

За отмену телесных наказаний выступал граф Лев Толстой. Осенью 1859-го он открыл в принадлежавшей ему Ясной Поляне школу для крестьянских детей и заявил, что «школа бесплатная и розг в ней не будет». А в 1895-м написал статью «Стыдно», в которой протестовал против телесных наказаний крестьян.

Эта пытка официально была отменена лишь в 1904 году. В наши дни в России официально наказания запрещены, однако в семьях рукоприкладство нередко, а отцовского ремня или розги по-прежнему боятся тысячи малышей. Так розга, начав историю с Древнего Рима, живет и в наши дни.

[2]

О том как школьники Великобритании подняли восстание под лозунгом:
«Отменить порку и домашние уроки!» можно узнать
здесь

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Вместо «двоек» – розги. Как учили в школах на Руси

Каждый год школьники садятся за парты, чтобы вновь «грызть гранит науки». Так продолжается уже больше тысячи лет. Первые школы на Руси кардинально отличались от современных: раньше не было ни директоров, ни оценок, ни даже разделения на предметы. SPB.AIF.RU выяснил, как проходило обучение в школах прошлых столетий.

Уроки «кормильца»

Первое упоминание о школе в древних летописях датируется 988 годом, когда произошло Крещение Руси. В X веке обучение детей велось в основном дома у священника, а учебниками служили Псалтырь и Часослов. В школы принимали только мальчиков – считалось, что женщины должны не постигать грамоту, а заниматься домашними делами. Со временем процесс обучения развивался. К XI столетию детям преподавали чтение, письмо, счет и хоровое пение. Появились «школы книжного учения» – своеобразные древнерусские гимназии, выпускники которых поступали на государственную службу: писцами и переводчиками.

Тогда же зародились первые женские школы – правда, учиться брали исключительно девочек из знатных семей. Чаще всего дети феодалов и богачей учились дома. Их педагогом был боярин – «кормилец» – который преподавал школьникам не только грамоту, но и несколько иностранных языков, а также азы государственного управления.

О древнерусских школах сохранилось немного информации. Известно, что обучение проводилось только в крупных городах, а с нашествием на Русь монголо-татар вообще остановилось на несколько столетий и возродилось лишь в XVI веке. Теперь школы назывались «училищами», а учителем мог стать только представитель церкви. Перед поступлением на работу преподаватель должен был обязательно сам сдать экзамен на знания, а знакомых потенциального педагога расспрашивали о его поведении: жестоких и агрессивных людей на работу не принимали.

Никаких оценок

День школьника проходил совсем не так, как теперь. Деления на предметы не было совсем: ученики получали новые знания одним общим потоком. Понятие перемены тоже отсутствовало – за весь день дети могли прерваться только один раз, на обед. В школе ребят встречал один учитель, который и преподал все сразу – в директорах и завучах не было надобности. Учитель не ставил школьникам оценок. Система была гораздо проще: если ребенок выучил и рассказал предыдущий урок, то получал похвалу, а если ничего не знал – его ждало наказание розгами.

В школу брали не всех, а только самых сообразительных и смекалистых ребят. Дети проводили на занятиях весь день с самого утра и до вечера. Обучение на Руси проходило неспешно. Это сейчас все первоклассники умеют читать, а раньше в первый год школьники разучивали полные названия букв – «аз», «буки», «веди». Второклассники могли складывать замысловатые буквы в слоги, и только на третий год дети умели читать. Главной книгой для школьников стал букварь, впервые изданный в 1574 году Иваном Федоровым. Освоив буквы и слова, ребята читали отрывки из Библии. К XVII веку появились новые предметы – риторика, грамматика, землемерие – симбиоз геометрии и географии – а также основы астрономии и стихотворное искусство. Первый по расписанию урок обязательно начинался с общей молитвы. Еще одно отличие от современной системы образования заключался в том, что дети не носили с собой учебников: все необходимые книги хранились в школе.

Доступно для всех

После реформы Петра I в школах многое изменилось. Образование приобрело светский характер: богословие теперь преподавали исключительно в епархиальных школах. По указу императора в городах открыли так называемые цифирные школы – там учили только грамоте и азам арифметики. В такие школы ходили дети солдат и нижних чинов. К XVIII веку образование стало более доступным: появились народные училища, которые было разрешено посещать даже крепостным. Правда, подневольные люди могли учиться только в том случае, если помещик решит оплатить их образование.

[1]

Лишь в XIX веке начальное образование стало бесплатным всех. Крестьяне ходили в приходские школы, обучение в которых длилось всего один год: считалось, что для крепостных этого вполне достаточно. Дети купцов и ремесленников в течение трех лет посещали уездные училища, а для дворян были созданы гимназии. Крестьян учили только грамоте и счету. Мещан, ремесленников и купцов, кроме всего этого, обучали истории, географии, геометрии и астрономии, а дворян в школах готовили к поступлению в университеты. Стали открываться женские училища, программа в которых была рассчитана на 3 года или 6 лет – на выбор. Общедоступным образование стало после принятия соответствующего закона в 1908 году. Сейчас система школьного образования продолжает развиваться: в сентябре дети садятся за парту и открывают для себя целый мир новых знаний – интересных и необъятных.

Читайте так же:  Возврат ндфл пенсионерам за прошлые годы

Наказания детей в литературе

Кое-что о наказаниях в литературе

Телесные наказания считались правильным и эффективным методом воспитания детей меньше, чем сто лет назад. Ребенок плохо себя ведет, ленится, не хочет учиться – причин для использования розог, раздачи оплеух и запирания в темные чуланы было множество. Наказывали детей любого происхождения, даже царственных особ. Известно, что Николай I, например, терпел в детстве серьезные побои от своего учителя, вследствие чего строго-настрого запретил применять силу к своему сыну Александру.

Такие методы воспитания были распространены еще с древних времен, использовались веками и стали осуждаться сравнительно недавно. Существовали даже инструкции к телесным наказаниям – к примеру, в знаменитом «Домострое» детей предлагается держать в страхе, а если провинится, то побить. Речь, впрочем, идет не только о России – розги и прочие подручные средства для исправления поведения использовались, наверное, во всех странах мира.

Сегодня мы вспомним произведения, в которых упоминается трудная детская судьба. Мы советуем перечитать их и вздохнуть с облегчением, что времена изменились.

1. Дети на службе у взрослых

«А вчерась мне была выволочка. Хозяин выволок меня за волосья на двор и отчесал шпандырем за то, что я качал ихнего ребятенка в люльке и по нечаянности заснул. А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку, а я начал с хвоста, а она взяла селедку и ейной мордой начала меня в харю тыкать».

Строки эти из «Ваньки Жукова» хорошо знакомы нам с детства. Речь идет о мальчике, отданном на работу. Вместо благодарности и обучения пока что несчастный Ванька получает от хозяев только грубые выволочки.

Гюго «Козетта» (роман «Отверженные»)

Козетта, героиня романа «Отверженные», тоже работает на неблагодарных взрослых, которые обирают ее и заставляют делать самую тяжелую и грязную работу.

2. Домашние наказания

У Горького мы можем прочитать описания еженедельной порки детей. Дед, глава семьи, порет каждого, кто был замечен в провинности. Все привыкли, и только главный герой Алексей, которого никто никогда не бил, сначала пытается бороться, но и он привыкает к положению вещей.

«Саша встал, расстегнул штаны, спустил их до колен и, поддерживая руками, согнувшись, спотыкаясь, пошёл к скамье. Смотреть, как он идет, было нехорошо, у меня тоже дрожали ноги. Но стало ещё хуже, когда он покорно лёг на скамью вниз лицом, а Ванька, привязав его к скамье под мышки и за шею широким полотенцем, наклонился над ним и схватил чёрными руками ноги его у щиколоток. — Лексей, — позвал дед, — иди ближе. Ну, кому говорю? Вот, гляди, как секут. Раз!.».

Гарин-Михайловский «Детство Тёмы»

У Гарина-Михайловского мы видим, что и дворянские семьи используют телесные наказания.

«Папа, милый папа, постой! Папа?! Ай, ай, ай! Аяяяй. Удары сыплются. Тёма извивается, визжит, ловит сухую, жилистую руку, страстно целует ее, молит. Но что-то другое рядом с мольбой растет в его душе. Не целовать, а бить, кусать хочется ему эту противную, гадкую руку».

3. Школа и наказания

В школах, частных пансионатах, народных училищах порка была так же распространена, как и в семьях.

Вот что видит Сережа Багров в училище:

«Задав урок, Матвей Васильич позвал сторожей; пришли трое, вооруженные пучками прутьев, и принялись сечь мальчиков, стоявших на коленях».

Марк Твен «Приключения Тома Сойера»

А помните озорника Тома Сойера? Ведь и он бывал бит розгами за частые проделки.

Во многих странах телесные наказания в школах долго считались в порядке вещей. Например, в Англии в частных пансионах, даже таких престижных, как Итон, воспитанники подвергались порке. Именно этой школе посвящена гравюра «Порка в Итоне» и поэма Суинберна «Порка Чарли Коллингвуда».

О широком распространении телесных наказаний в разные века можно судить по количеству упоминаний об этом в литературе всех стран. К сожалению, современные писатели тоже с горечью вспоминают о том, как их или их друзей наказывали в детстве с помощью ремня, подзатыльников и оплеух.

Кроме розог, в литературе упоминаются и психологические наказания. Например, героиню одноименной книги Джейн Эйр запирали в пансионате в Красную комнату, где умер ее дядя. Той же участи подвергалась героиня Гарина-Михайловского Аделаида, которая уже взрослой признается, что испытывала «дикий страх», когда ее закрывали одну.

В книгах важен не только сам факт телесного наказания, но и то, как дети реагируют на него. Мы узнаем, что отношения Алеши Пешкова с дедом сильно пошатнулись из-за методов воспитания, принятых в семье. Тема из книги Гарина-Михайловского тоже отдалился от отца после порки. Многие мальчишки-школьники бравируют своей смелостью, как в книге «Детские годы Багрова-внука», делают вид, что им все равно, как Том Сойер. Часто трудные дни детства закаляют характер, заставляют героев изо всех сил бороться за свое счастье. Рассказывая об испытаниях маленьких персонажей, писатели подчеркивают, что наказания оставили глубокий след в их душах.

[3]

«С тех дней у меня явилось беспокойное внимание к людям, и, точно мне содрали кожу с сердца, оно стало невыносимо чутким ко всякой обиде и боли, своей и чужой», — говорит Максим Горький, и за ним эти слова готовы повторить многие и многие герои литературных произведений.

Видео (кликните для воспроизведения).

Не может быть двух мнений на тему телесных и психологических наказаний детей. Поэтому в XXI веке, наверное, самая главная задача во всем мире – полностью отказаться от насильственных методов воспитания.

Источники


  1. Еникеев, М.И. Основы общей и юридической психологии / М.И. Еникеев. — М.: ЮРИСТЪ, 1996. — 631 c.

  2. Липшиц, Е.Э. Законодательство и юриспруденция в Византии в IX-XI вв. Историко-юридические этюды / Е.Э. Липшиц. — М.: Наука, 2013. — 248 c.

  3. Взаимодействие органов имущественного блока Санкт-Петербурга с юридическими и физическими лицами по вопросам оборота государственного недвижимого имущества и управления государственной собственностью. — М.: Леонтьевский центр, 2004. — 624 c.
  4. Хропанюк, Валентин Теория государства и права / Валентин Хропанюк. — М.: Димов, Ткачев, Дабахов, 1996. — 384 c.
  5. Кондрашков, Н.Н. Тунеядство: против закона и совести; М.: Юридическая литература, 2012. — 160 c.
Как наказывали детей в школах в старину
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here