Предел необходимой обороны статья ук рф

Самая важная информация и ответы на вопросы в статье: "Предел необходимой обороны статья ук рф". Актуальность данных для 2020 года вы можете уточнить у дежурного консультанта.

Статья 108 УК РФ. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Новая редакция Ст. 108 УК РФ

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к Статье 108 УК РФ

1. Упомянутые в коммент. статье смягчающие наказуемость обстоятельства имеют с рассмотренным выше состоянием аффекта то общее, что и в том, и в другом случае наличествует предшествующее убийству виктимное поведение потерпевшего, его «вина». Но рассматриваемые обстоятельства в большей мере влияют на наказание, что нетрудно заметить при сопоставлении санкций ст. 108 и 107.

2. В аффектированном состоянии лицо под влиянием обиды, ярости, гнева теряет над собой контроль и причиняет вред потерпевшему, преступая тем самым закон. В рассматриваемой же ситуации (коммент. статья) виновный действует в общественно полезном направлении — защищает себя или других лиц от противоправного посягательства, пресекает его, предпринимает усилия для доставления преступника органам власти. Это в целом одобряется и поощряется законом. Другое дело, что при этом виновным причиняется явно чрезмерный вред. Налицо как бы два противоположных по направленности акта поведения, один из которых носит общественно полезный характер (защита, доставление органам власти, пресечение возможности совершения новых преступлений), а другой — общественно опасный характер (превышение пределов необходимого, чрезмерный вред, совершение преступления).

3. Нередко сопоставляемые обстоятельства одновременно сопутствуют поведению виновного. Например, виновный под влиянием противозаконных действий потерпевшего, его нападения, приходит в состояние аффекта и в таком состоянии отражает нападение, причиняя явно несоразмерный вред.

4. Душевное волнение (в том числе аффект) учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов: а) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны (см. абз. 2 п. 5 Постановления Пленума ВС СССР N 14). Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16, а не по коммент. статье; б) превысило ли при этом лицо пределы необходимой обороны. «В состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, — говорится в п. 9 упомянутого Постановления, — обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты».

4.1. Если все же будет признано, что в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, виновный превысил пределы необходимого, то, поскольку по общему правилу при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается тому составу, признаки которого больше снижают санкцию, содеянное должно быть квалифицировано по коммент. статье, а назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления.

5. Объект преступного посягательства — жизнь посягающего (ч. 1) или задерживаемого лица (ч. 2).

6. Объективная сторона выражается только в активном поведении (действии), отразившемся в превышении либо пределов необходимой обороны (ч. 1), либо мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). При уяснении признаков превышения следует руководствоваться положениями ст. 37 и 38.

7. Согласно ч. 2 ст. 38 превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Явное значит очевидное не только для потерпевшего, окружающих и т.д., но и для самого виновного.

8. Решая вопрос о том, совершено ли убийство при превышении пределов необходимого, следует учитывать не только соответствие (или несоответствие) средств защиты и нападения, но и характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства и иные обстоятельства, которые повлияли или могли повлиять на соотношение сил сторон (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст и физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.п.).

8.1. Так, причинение смерти безоружному хулигану или угонщику машины, как правило, свидетельствует об очевидной неадекватности защитных мер опасности посягательства и должно влечь УО по ч. 1 ст. 108.

9. Применительно к виду убийства, предусмотренного ч. 2 коммент. статьи, превышением мер по задержанию в соответствии с ч. 2 ст. 38 признается также явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания. Потерпевшему в итоге причиняется очевидно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред.

10. По смыслу закона при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку смысл института задержания заключается в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого — крайняя мера, применяемая по фактам совершения тяжких преступлений и особо опасных преступников, когда задержать иным путем не представляется возможным.

11. Субъективная сторона убийства характеризуется виной в форме умысла (прямого или косвенного). Обязательный признак состава — специальная цель: защиты, отражения посягательства (ч. 1), доставления органам власти, пресечения возможности совершения новых преступлений (ч. 2).

12. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

13. Деяние, описанное в ч. 1 коммент. статьи, относится к категории преступлений небольшой тяжести, а в ч. 2 — средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 108 Уголовного кодекса Российской Федерации

Смягчение ответственности обусловлено наличием определенной обстановки совершения преступления: превышение пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) или превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК РФ).

Необходимая самооборона, или Когда преступник и жертва меняются местами

Руководитель коллегии адвокатов
«Комиссаров и партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

В жизни любого человека нельзя исключать возникновения ситуации, когда он окажется перед необходимостью защищать жизнь, свое здоровье или здоровье близких ему людей, а также имущество от посягательства злоумышленника. При обороне гражданин вправе защищать свои права всеми способами. Единственное условие – эти способы не должны быть запрещены законом. Посмотрим, как регулируется в нашей стране право на самооборону и при каких обстоятельствах суды признают, что ее пределы превышены.

Правовое регулирование

Хотя сам термин «самооборона» в рамках законодательства никак не определяется, он встречается в ряде актов. Например, поскольку самооборона и право на оружие – вещи взаимосвязанные, законодательством предусматривается такой вид оружия, как оружие самообороны (абз. 2 ст. 3 Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии»; далее – закон об оружии). Право на подобное оружие имеют обычные граждане, которые не несут военную службу и не являются сотрудниками правоохранительных органов. К нему, в частности, относятся «травматика», электрошокеры, аэрозоли – причем для их приобретения никакого разрешения не нужно. Оружие самообороны включает в себя и некоторое огнестрельное оружие, но в этом случае перед его покупкой нужно озаботиться получением специальной лицензии в полиции (ст. 13 закона об оружии).

Читайте так же:  Составы преступлений частного обвинения

Закон об оружии также указывает, какое применение оружия считается правомерным. Во-первых, оружие должно принадлежать гражданину на легальной основе. Во-вторых, его нельзя использовать, если нет необходимости в защите жизни, здоровья и имущества в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. В-третьих, прежде чем воспользоваться оружием, нужно ясно предупредить об этом другую сторону (не считая случая, когда возникает ситуация, опасная для жизни). Наконец, в-четвертых, не должен пострадать кто-либо еще, кроме стороны нападения. Это основные правила, но нужно знать и некоторые частные нюансы – например, недопустимо применять оружие в отношении женщин, инвалидов и явно несовершеннолетних (если только они не нападают группой), нельзя пользоваться оружием в состоянии опьянения, на массовых мероприятиях и т. д. (ст. 24 закона об оружии).

Несложно заметить, что в этих правилах, касающихся применения оружия при самообороне, отсутствует какая-либо конкретика – закон отсылает, в частности, к понятию «необходимая оборона».

Уголовное законодательство предусматривает два режима необходимой обороны (ст. 37 УПК РФ):

Нанесение любого вреда атакующей стороне без угрозы привлечения к наказанию (так называемая беспредельная оборона). Такая самооборона возможна по двум основаниям. Первое – насилие (или его угроза) должно быть опасным для жизни. Примеры такого насилия, признаваемые судебной практикой, – ранения имеющих значение для жизни человека органов, применение оружия, удушение, поджог. Однако очевидно, что не всегда человек будет дожидаться, когда в отношении него начнут совершаться данные действия, чтобы начать обороняться.

Второе основание для беспредельной обороны, – неожиданность атаки, в результате чего человек не может оценить характер опасности нападения и понять, насколько оно серьезно. В таком случае защищающийся также с большой долей вероятности не будет привлечен к уголовной ответственности. В качестве классического примера последней ситуации можно привести случаи проникновения нападавшего лица ночью в жилище.

Самооборона с ограничениями. Закон исходит из того, что если насилия, опасного для жизни, либо угрозы такого насилия при нападении не имеется, то защищаясь, важно не переусердствовать. Например, нет необходимости в ответ на пощечину наносить тяжкий вред здоровью или совершать убийство. Иначе в отношении оборонявшегося будут применяться уголовно-правовые санкции.

Добавлю, что три года назад ВС РФ разъяснил некоторые вопросы законности самообороны (Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление»). В частности, он рассказал, каковы признаки реальной опасности жизни при нападении (например, ранения жизненно важных органов), как определить непосредственную угрозу жизни и здоровью (к примеру, такая угроза может выражаться в демонстрации оружия) и т. д.

Конечно, обычный человек, защищаясь от злоумышленника, не будет вдаваться в тонкости правовых конструкций.

Но в условиях действующего законодательства и правоприменительной практики риск того, что вслед за отражением атаки от частного лица, придется защищаться от государства в лице его органов, достаточно велик.

Ситуации из судебной практики

Суды с завидной регулярностью признают пределы самообороны превышенными. В некоторых делах только ВС РФ вставал на сторону защищавшегося.

Пример 1:

На двух безоружных людей напали трое, имевшие при себе большие деревянные палки. В ходе драки одному из защищающихся удалось перехватить палку, которой он нанес повреждения нападавшему, несовместимые с жизнью.

Сначала суды двух инстанций и вовсе не нашли признаков обороны и даже превышения ее пределов в таких действиях, осудив человека по серьезной статье (ч. 4 ст.111 УК РФ) на шесть лет лишения свободы. Потом Президиум областного суда все-таки внес изменения в судебные акты и осудил защищавшегося уже за то, что тот в ходе конфликта умышленно причинил тяжкий вред здоровью нападавшему, превысив пределы необходимой обороны. Однако на этом история не закончилась. Дело попало в Судебную коллегию по уголовным делам ВС РФ, который установил, что по материалам дела имеются все признаки беспредельной обороны, поскольку было насилие, опасное для жизни, – нападавшие были вооружены, их было больше, между обороной и атакой не было разрыва во времени, на теле защищающегося есть раны от нападения. ВС РФ отменил все судебные акты и прекратил уголовное дело в связи с отсутствием состава преступления. Высший суд указал, что в таком случае можно было защищаться всеми доступными средствами (например, палкой) и причинять любой вред, вплоть до смерти нападавшего (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 25 ноября 2013 г. № 33-Д13-6).

Пример 2:

В ходе застолья двое знакомых напали на третьего, нанеся ему многочисленные удары, в том числе ножом. Жертве атаки каким-то образом удалось перехватить нож. После этого он нанес нападавшим в общей сложности 52 удара этим ножом, в результате чего оба агрессора скончались. Оборонявшегося осудили за превышение пределов самообороны. Как указал высший суд, налицо было нападение, опасное для жизни. Об этом свидетельствует, в частности, то, что удары наносились в область лица и головы, в том числе с использованием ножа. Таким образом, оборонявшийся мог нанести любой вред атаковавшим его лицам для спасения своей жизни. То, что нож переходил из рук в руки, в таком случае не имеет значения, подчеркнул Суд. Кроме того, и после перехода ножа в руки защищавшегося нападавшие не перестали представлять угрозу его жизни, поскольку атаковали совместно, нанося удары в важные органы человека, атака происходила ночью и была инициирована нападавшими. ВС РФ оправдал осужденного, не посчитав совершенные действия преступлением (Определение СК по уголовным делам ВС РФ от 5 августа 2015 г. № 51-УД15-4).

Видно, что осужденным по подобным делам приходилось долго доказывать, что они правомерно защищались. В конечном счете, справедливость восторжествовала. Однако общий обвинительный уклон правоохранительных органов и судов, которые видят во многих случаях разумной самообороны преступление, не внушает оптимизма.

Нужны ли изменения в законодательство?

Согласно позиции ВС РФ, которая прослеживается время от времени в отзывах на законопроекты по вопросам самообороны, действующего правового регулирования вполне достаточно. Проблема в том, что это законодательство и разъяснения самого ВС РФ не всегда корректно применяются судами.

Да, высший суд периодически восстанавливает справедливость, регулируя сбой других элементов системы. Но суды продолжают ошибаться. Почему? Возможно, дело в том, что любое действие в рамках обороны можно рассматривать как преступление, закрепленное УК РФ. И суды, исходя из сформировавшейся в советское время обвинительной позиции следствия и прокуратуры, изначально занимают жесткую позицию по отношению к фактически защищающемуся, не признавая его действия самообороной. Как в первом примере судебного дела, где лицо осудили сначала по одной статье УК РФ, потом по другой, и только ВС РФ указал, что преступления вообще нет. И лицо каждый раз должно доказывать, что оно оборонялось.

Читайте так же:  Может ли работодатель понизить зарплату

Неудивительно, что систематически появляются законодательные инициативы по вопросам самообороны, в рамках которых с завидной регулярностью предлагается предусмотреть возможность признавать при тех или иных обстоятельствах защиту жизни, здоровья и имуществ априори законной, без применения ограничений по самообороне.

Так, планируется указать в законе конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия и закрепить принцип «мой дом – моя крепость»: если лицо проникает в жилище без законных на то оснований, нанесение ему вреда не будет наказываться в любом случае 1 . Суть этой концепции заключается в том, чтобы предоставить гражданам право любыми способами обороняться от злоумышленников, проникших в жилище, не боясь за последствия.

Как отмечают разработчики этой инициативы, при совершении преступлений, связанных с проникновением в жилище, гражданин не имеет возможности объективно оценить степень опасности посягательства. Такая оценка требует времени. А промедление существенно увеличивает риск, которому подвергается обороняющийся, – посягающий получает возможность понять, кто находится в помещении и где именно, подготовить оружие и т. п.

Авторы идеи указывают, что подобная практика имеет место в США, Великобритании и ряде других стран. При этом человеку, обороняющему свое жилище, предоставляется не только право применить просто насилие в отношении проникшего в его жилище, но и право применить так называемое «смертельное насилие», то есть использовать оружие вплоть до летального исхода. Полагаю, данную практику нужно распространить и в нашей стране. Конечно, есть опасения, что это может стать причиной злоупотребления правом на самооборону в жилище и способом скрыть умышленное преступление (например, преступник может пригласить знакомого к себе домой и затем убить его, сославшись на незаконное проникновение жертвы в жилище). Да, риски есть. Но такие случаи не столь часто происходят, чтобы из-за возможных злоупотреблений препятствовать реализации абсолютного права на самооборону.

Также отмечается, что отсутствует легальная возможность защиты собственности граждан путем установки специальных устройств, способных причинить вред посягающему (капканы, ловушки и т. п.). Действительно, есть логика в том, что привлечение к уголовной ответственности за причинение вреда такими устройствами представляется необоснованным, поскольку само причинение вреда является следствием нарушения неприкосновенности частной собственности, и отсутствие такого нарушения не может повлечь причинение вреда посягающему. Например, лицо не попало бы в капкан, не совершив проникновение в жилище с целью кражи. Должен действовать принцип: сам виноват, сам и отвечай.

Между тем согласно сегодняшней позиции ВС РФ правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства – например, злоумышленник пробрался в дом с целью украсть еду, но попал в медвежий капкан и скончался от кровопотери, – содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании или приведении в действие таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях (п.17 Постановления Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19).

Таким образом, у защищающегося лица сегодня есть все основания опасаться привлечения к уголовной ответственности наряду с нападавшим. Оценка ситуации остается на усмотрение суда.

Неоднократно отмечалось, что нет никаких оснований ограничивать необходимую оборону применением только не запрещенных законом средств. В стороне разъяснений Пленума ВС РФ остаются яды, боевые самострелы и другие предметы и вещества. В случае применения таких предметов лицо рискует быть привлеченным к уголовной ответственности на общих основаниях, даже без оценки его действий на предмет превышения пределов самообороны.

Случаи самообороны и их оценки правоохранительными органами, которые время от времени становятся объектом пристального внимания СМИ, свидетельствуют о том, что гражданам нужны более четкие правила в этом вопросе. Пока же, обороняясь, нельзя быть уверенным, что окажешься прав – любой случай защиты может оказаться под угрозой переоценки. Доказывание своей правоты занимает очень долгое время, а это может привести к ухудшению здоровья, душевного состояния, серьезным материальным расходам на свою защиту.

Представляется, что в настоящий момент есть нарушение баланса в законодательстве и правоприменительной практике, когда часто обороняющийся, то есть настоящий потерпевший, находится в худшем состоянии, чем лицо, которое нападает. Уверен, что необходимость изменения регулирования в этой сфере назрела.

[1]

Для начала хотелось бы, чтобы в законе – а не в постановлении Пленума ВС РФ – были более детально прописаны конкретные примеры нападения, опасного для жизни либо с угрозой применения такого насилия.

Статья 39 УК РФ. Крайняя необходимость

Новая редакция Ст. 39 УК РФ

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментарий к Статье 39 УК РФ

1. Крайняя необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния, — это причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в целях устранения опасности, угрожающей причинением большего вреда другим правоохраняемым интересам. Следовательно, при крайней необходимости происходит столкновение двух в равной мере охраняемых уголовным законом интересов. Поэтому к правомерности крайней необходимости предъявляются более жесткие требования, чем к необходимой обороне.

Видео (кликните для воспроизведения).

2. Эти требования (условия) делят на две группы: относящиеся к грозящей опасности и относящиеся к действиям по ее устранению.

3. Первую группу условий образуют наличность и действительность грозящей опасности. Источники опасности могут быть различными: поведение человека, действие стихийных сил природы, нападение животных, неисправность техники, коллизии обязанностей, болезнь, состояние голода и т.д.

3.1. Наличность и действительность опасности понимаются так же, как и при необходимой обороне (см. коммент. к ст. 37), с одной лишь разницей, что прошедшая опасность не создает состояния крайней необходимости.

[3]

4. Вторая группа условий правомерности крайней необходимости состоит в том, что: а) защищать можно только охраняемые уголовным законом блага (ценности); б) грозящая опасность должна быть неустранима другими средствами; в) причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный; г) вред причиняется интересам третьих лиц.

Читайте так же:  Как получить справку 70 у для санатория

4.1. Неустранимость опасности другими средствами, не причиняющими вреда правоохраняемым благам, должна быть безусловна.

4.2. Причинение меньшего вреда, чем предотвращенный, является принципиальным требованием, так как причинение вреда большего или равного не может быть оправдано никакими обстоятельствами, включая неустранимость опасности другими средствами.

4.3. УО за превышение пределов крайней необходимости наступит только при умышленном нарушении ее требований, так как коммент. статья указывает на явность, очевидность для лица причинения им равного или более значительного вреда, чем предотвращенный.

4.4. Вред при крайней необходимости причиняется третьим лицам, которые не имеют, как правило, отношения к возникшей опасности. Однако при уничтожении злобной собаки, напавшей на человека, в возникновении опасности может быть виноват хозяин, не соблюдающий правила выгуливания собак.

5. Действия в соответствии с законом о крайней необходимости — субъективное право человека. Однако работники министерства по чрезвычайным ситуациям, пожарной охраны, милиции, военнослужащие и т.д., которые обязаны предотвратить наступление вреда правоохраняемым благам, не могут уклоняться от риска для своей жизни или здоровья, ссылаясь на крайнюю необходимость.

6. Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, согласно ст. 1067 ГК должен быть возмещен лицом, причинившим вред. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред (п. 2 ст. 1067 ГК).

Другой комментарий к Ст. 39 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Условиями правомерности крайней необходимости, относящимися к грозящей опасности, являются: а) разнообразие источников опасности, в качестве которых могут выступать опасные действия человека, стихийные силы природы, техника, животные, физиологические процессы в организме человека (голод, жажда) и т.п.; б) наличность опасности, что означает временное наличие опасности: она уже возникла и еще не исчерпана; в) действительность опасности, т.е. ее существование в реальном мире, а не в воображении действующего.

2. Условиями правомерности крайней необходимости, относящимися к действиям в состоянии крайней необходимости, являются: а) при крайней необходимости допустимо причинять вред широкому кругу правоохраняемых интересов; б) при крайней необходимости вред по общему правилу причиняется не источнику опасности, а третьим лицам, их имуществу или их правоохраняемым интересам; в) причинение вреда в данном случае выступает единственным средством устранения грозящей опасности; г) при причинении вреда не должно быть допущено превышения пределов крайней необходимости.

3. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

В отличие от превышения пределов необходимой обороны и превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, причинение вреда при превышении пределов крайней необходимости квалифицируется по общим нормам уголовного закона, предусматривающим ответственность за умышленное причинение смерти, вреда здоровью или имуществу и т.п.

4. Не имеет однозначного решения вопрос о правомерности причинения смерти другому человеку в состоянии крайней необходимости, если этим спасается жизнь одного или нескольких других лиц.

Статья 37 УК РФ. Необходимая оборона

Ст 37 УК РФ с комментариями и изменениями 2018-2019 года.

1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

[2]

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Комментарий к статье 37 УК РФ:

1. Сущность необходимой обороны заключается в защите права путем причинения вреда посягающему, активном противодействии посягательству, контратаке.

2. Под общественно опасным посягательством, защита от которого допустима, следует понимать деяние, предусмотренное Особенной частью УК.

Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. N 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» ).

3. Всякое посягательство имеет определенные границы (начало и конец), что принято называть в уголовном праве наличностью посягательства. Посягательство начинается тогда, когда создается непосредственная угроза охраняемым законом правам и интересам. Непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы (п. 2 названного Постановления).

Общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности: причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов); применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т.п.).

Под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных ч. 2 ст. 37, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например: побои; причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью; грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья).

Кроме этого таким посягательством является совершение и иных деяний (действий или бездействия), в том числе по неосторожности, предусмотренных Особенной частью УК, которые хотя и не сопряжены с насилием, однако с учетом их содержания могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда. К таким посягательствам относится, например, умышленное или неосторожное уничтожение или повреждение чужого имущества, приведение в негодность объектов жизнеобеспечения, транспортных средств или путей сообщения (п. 3 указанного Постановления).

Читайте так же:  Бухгалтерские проводки простые и сложные

Состояние необходимой обороны может быть вызвано и общественно опасным посягательством, имеющим длящийся или продолжаемый характер (например, незаконное лишение свободы, захват заложников, истязание). Право на необходимую оборону в этих случаях сохраняется до момента окончания такого посягательства.

В случае совершения предусмотренных Особенной частью УК деяний, в которых юридические и фактические моменты окончания посягательства не совпадают, право на необходимую оборону сохраняется до момента фактического окончания посягательства (п. 5 Постановления).

Правомерные действия должностных лиц, находящихся при исполнении своих служебных обязанностей, даже если они сопряжены с причинением вреда или угрозой его причинения, состояния необходимой обороны не образуют (применение в установленных законом случаях силы сотрудниками правоохранительных органов при обеспечении общественной безопасности и общественного порядка и др.) (п. 6 Постановления).

4. Оборона допустима только против действительного посягательства, т.е. посягательства, существующего в реальности, а не в воображении обороняющегося. Причинение вреда при кажущемся, но реально не существующем посягательстве либо причинение вреда лицу, не участвующему в посягательстве, а ошибочно принятому за нападающего (мнимая оборона), является неправомерным и наказуемо в зависимости от вины.

В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основания полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.

Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за причинение вреда по неосторожности.

5. Необходимая оборона должна соответствовать характеру и степени опасности посягательства. Качество опасности посягательства и причиняемого вреда определяется главным образом объектом посягательства, т.е. теми ценностями (благами), которые подвергаются воздействию. Так, если лицу, посягавшему на имущественные блага, причинен имущественный вред, то характер посягательства и защиты следует признать соответствующим.

Учитывая бесценность человеческой жизни, законодатель рассматривает ее как особый объект защиты. Причинение любого вреда посягающему на жизнь человека либо применяющему насилие, которое создает непосредственную угрозу жизни человека, является правомерным.

6. На степень опасности посягательства оказывают влияние многие обстоятельства. Для оценки соответствия защиты характеру и степени посягательства надо учитывать, в частности, способы причинения вреда, применяемые орудия и средства, место, время причинения вреда, возраст, физическое состояние нападавшего и оборонявшегося, количество нападавших и количество оборонявшихся.

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

7. Несоответствие защиты характеру и опасности посягательства может иметь место только при явном, очевидном их различии. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный им вред оказался большим, чем вред предотвращенный, и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

Правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств или приспособлений для защиты охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств. Если в указанных случаях причиненный посягавшему лицу вред явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, содеянное следует оценивать как превышение пределов необходимой обороны. При срабатывании (приведении в действие) таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного посягательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях.

8. Наличие объективной возможности избежать посягательства способом, не связанным с причинением вреда посягающему, например спастись бегством, обратиться за помощью к другим лицам, не устраняет права на оборону. Не ограничивается оборона и в зависимости от специальной подготовки или профессиональной принадлежности обороняющегося.

9. Вред при необходимой обороне должен причиняться посягающему, а не какому-либо другому лицу; в противном случае ответственность наступает на общих основаниях в соответствии с виной.

10. Следует также иметь в виду, что в состоянии душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно определить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты. Поэтому не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося, если вследствие неожиданности посягательства он не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.

При выяснении вопроса, являлись ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 2.1 ст. 37 УК), следует принимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, предшествовавшие посягательству события, а также эмоциональное состояние оборонявшегося лица (состояние страха, испуга, замешательства в момент нападения и т.п.). В зависимости от конкретных обстоятельств дела неожиданным может быть признано посягательство, совершенное, например, в ночное время с проникновением в жилище, когда оборонявшееся лицо в состоянии испуга не смогло объективно оценить степень и характер опасности такого посягательства (п. 4 Постановления).

11. Превышение пределов необходимой обороны выходит за ее границы и само становится общественно опасным посягательством, наказуемым в случае лишения жизни человека, причинения тяжкого вреда или вреда средней тяжести, против которого также могут применяться меры обороны.

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —
наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —
наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 108 Уголовного Кодекса РФ

Объект преступления и обязательные признаки объективной стороны убийства, предусмотренного ст. 108 УК РФ, идентичны рассмотренным выше признакам основного состава убийства. Особенность состоит в том, что убийство при превышении пределов необходимой обороны и мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, может быть совершено только путем активных действий виновного.

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, традиционно относится к привилегированным составам убийства. Основанием смягчения ответственности в данном случае выступают противоправное поведение потерпевшего и мотивы убийства, отражающие активную, социально одобряемую позицию личности, защищающей правоохраняемые интересы и содействующей правосудию.

Квалификация убийства как совершенного при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) возможна лишь в ситуации, когда лишение жизни потерпевшего происходит при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, хотя и с превышением пределов необходимой обороны (о понятии необходимой обороны и превышении ее пределов см. комментарий к ст. 37 УК РФ). Правом на оборону в равной мере обладают любые лица.

Читайте так же:  Как определить ширину реки без приборов

Превышение пределов необходимой обороны возможно лишь в тех временных рамках, в которых существует право на оборону: с момента фактического начала (или создания реальной угрозы начала) посягательства и до момента окончания посягательства (либо в течение некоторого времени непосредственно по окончании посягательства, если обороняющемуся исходя из обстоятельств дела не был ясен момент его окончания). Лишение жизни потерпевшего за этими временными рамками не может быть квалифицировано по ст. 108 УК РФ и, если оно носит характер самочинной расправы, должно получить оценку по соответствующей части ст. 105 УК РФ. Вместе с тем, если убийство нападавшего совершено в ситуации, когда обороняющийся не может дать оценку сложившейся ситуации и понять, прекратил нападающий свои действия или нет, ответственность по ст. 108 УК РФ не исключается. Кроме того, если будет установлено, что по окончании посягательства обороняющийся находился в состоянии сильного душевного волнения, причинение смерти надлежит квалифицировать по ст. 107 УК РФ. Лишение жизни потерпевшего в целях предупреждения возможного нападения с его стороны может квалифицироваться по ст. 108 УК РФ лишь при наличии реальной угрозы нападения со стороны потерпевшего.

Квалификация убийства как совершенного при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК РФ), возможна лишь в ситуации, когда лишение жизни потерпевшего, совершившего ранее преступление, происходит при его задержании в целях его доставления органам власти и пресечения возможности совершения им новых преступлений (о понятии задержания и превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, см. комментарий к ст. 38 УК РФ). Важно, что причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, является вынужденной, крайней, последней мерой, позволяющей доставить его в органы правопорядка и пресечь его дальнейшую преступную деятельность. Правом на задержание в равной мере обладают как сотрудники правоохранительных органов, так и частные лица.

Превышением мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, признается их явное несоответствие характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстоятельствам задержания, когда лицу без необходимости умышленно причиняется явно чрезмерный, не вызываемый обстановкой вред (ч. 2 ст. 38 УК РФ). Вместе с тем требования соразмерности причиняемого при задержании вреда характеру и степени опасности совершенного задерживаемым преступления не означают, что причиняемый задерживаемому лицу вред должен быть меньшим, чем вред, наступивший от действий самого задерживаемого.

Право на задержание лица, совершившего преступление, возникает по окончании этого преступления, когда задерживаемый уже не является активной, нападающей стороной. В силу этого причинение смерти потерпевшему до момента окончания совершаемого им преступления не может подпадать под действие ч. 2 ст. 108 УК РФ, но при наличии к тому оснований может квалифицироваться по ч. 1 ст. 108 УК РФ. Также по ч. 1 ст. 108 УК РФ следует квалифицировать причинение смерти, если, уклоняясь от задержания, лицо, совершившее преступление, совершает действия (например, применяет насилие), создающие право на необходимую оборону.

Субъективная сторона убийства, предусмотренного ст. 108 УК РФ, характеризуется виной в форме внезапно возникшего прямого или косвенного умысла. Причинение смерти по неосторожности при превышении пределов необходимой обороны или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, не влечет уголовной ответственности.

Субъект должен осознавать не только факт лишения жизни потерпевшего, но и обстоятельства, связанные с обороной и задержанием. В силу этого убийство при мнимой обороне (когда реальное общественно опасное посягательство отсутствует и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства) может быть квалифицировано как совершенное при превышении пределов необходимой обороны, если обороняющийся не осознавал и не должен был осознавать ошибочность своего предположения о наличии посягательства. Если же лицо, причиняя смерть, не осознает мнимости посягательства, хотя должно было и могло это сознавать, его действия могут быть квалифицированы по ст. 109 УК РФ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасного посягательства») .

Важное значение для правильной квалификации преступления по ст. 108 УК РФ имеет установление мотивов и целей. Они носят социально одобряемый, общественно полезный характер: мотив защиты, цель пресечения преступных действий и содействия правосудию. Иные мотивы и цели (например, месть) исключают ответственность по рассматриваемой статье и требуют квалификации содеянного по соответствующей части ст. 105 УК РФ.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 108 УК РФ, является физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста (субъект общий). Ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны или пределов мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, совершенное лицом в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет, уголовной ответственности не влечет.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны или пределов мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, подлежит квалификации по ст. 108 УК РФ и в тех случаях, когда оно совершено при квалифицирующих признаках, предусмотренных пп. «а», «г», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также при обстоятельствах, с которыми обычно связано представление об особой жестокости (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасного посягательства»; п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»).

В ситуации, когда убийство при задержании лица, совершившего преступление, осуществлено должностным лицом правоохранительных органов при исполнении им своих служебных обязанностей, ответственность наступает по ч. 2 ст. 108 УК РФ; квалификация содеянного по ч. 3 ст. 286 УК РФ исключается в силу правил разрешения конкуренции общей и специальной нормы.

Другой комментарий к статье 108 УК РФ

Смягчение ответственности обусловлено наличием определенной обстановки совершения преступления:

1) превышение пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108);

Видео (кликните для воспроизведения).

2) превышение мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108).

Источники


  1. Могилевский, С.Д. Общества с ограниченной ответственностью / С.Д. Могилевский. — М.: Дело; Издание 3-е, доп., 2013. — 528 c.

  2. ред. Кофанов, Л.Л. Институции Юстиниана; М.: Зерцало, 2013. — 400 c.

  3. Руденко, Р. А. Р. А. Руденко. Судебные речи и выступления / Р.А. Руденко. — М.: Юридическая литература, 2016. — 368 c.
  4. Прокуроры и адвокаты: Знаменитые процессы: моногр. ; Литература — М., 2014. — 608 c.
  5. Арсеньев К. К. Заметки о русской адвокатуре; Автограф — М., 2013. — 560 c.
Предел необходимой обороны статья ук рф
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here